January 26th, 2017

О чистке партии и борьбе с оппозицией

Почему-то очень многие считают, что Троцкий, Каменев, Зиновьев, Рыков, Бухарин и прочие оппозиционные деятели пострадали совершенно ни за что. Просто раз и арестовали с бухты-барахты невинных людей. Для повышения уровня осведомленности привожу отрывок из речи Серго Орджоникидзе на XV съезде ВКП(б).



Если накануне 16 октября ряд товарищей был исключен из партии за нарушение партийной дисциплины, то после заявления 16 декабря Контрольная Комиссия делает буквально все для того, чтобы этих товарищей восстановить опять в партии, и ставит перед ними только одно условие: не вести больше фракционной борьбы. Нам приходилось возиться с некоторыми товарищами по три дня, чтобы уговорить их остаться в партии. Я и т. Сольц возились с Владимиром Смирновым целую неделю, чтобы он отказался от того недопустимого заявления, которое он сделал на заседании ЦКК, и тем дал нам возможность отменить постановление МКК и оставить его в партии. Таким порядком мы восстановили почти 90% всех исключенных, за что получали тогда упреки: что же, мы боремся с оппозиционерами, исключаем их из партии, а ЦКК их всех восстанавливает.
Они (оппозиция) наплевали на все это и стали рассматривать такое наше отношение к ним как наше бессилие, как нашу слабость, стали сочинять всякие легенды о разногласиях внутри ЦК, о трех и четырех группах и т.д. После этого имело место знаменитое выступление Зиновьева в Колонном зале в день юбилея "Правды", где он на беспартийном собрании нападал на ЦК. После этого демонстрация на Ярославском вокзале. Теперь, конечно, Ярославский вокзал бледнеет перед 7 ноября (оппозиционное шествие), но тогда это было первое уличное выступление.
На августовском пленуме, а перед этим на президиуме ЦКК, когда мы требовали объяснения от Зиновьева и Троцкого, они не только не признавали что это недопустимо, но всячески третировали партию и ее органы. Несмотря на все это, мы все-таки приняли решение только о том, чтобы поставить на обсуждение объединенного пленума ЦК и ЦКК вопрос о выводе их из ЦК, давая этим им возможность еще и еще раз хотя бы на объединенном пленуме ЦК и ЦКК опомниться и отказаться от своих недопустимых действий. На августовском пленуме мы возились с оппозицией чуть ли не 3 дня и пошли на максимальные уступки с тем, чтобы сохранить их в ЦК, еще и еще раз показать, что именно мы хотим единства в партии. Участники того пленума великолепно помнят, каково было настроение в этом зале, когда мне пришлось докладывать от имени комиссии ее предложения, а весь пленум требовал их исключения. И стоило громадных усилий, чтобы пленум принял предложение комиссии.
Как расценила оппозиция этот шаг? На второй же день пошел слух: о, у них ЦК и ЦКК слабы, руки коротки, не посмеют тронуть.
Дальше - Октябрьский пленум. Новое предупреждение. Они на все это наплевали. Вместо выполнения тех обещаний, которые они дали на пленуме ЦК и ЦКК, они устраивают нелегальную типографию. Дальше нелегальные собрания в Москве и в других городах. И дальше, знаменитая попытка демонстрации 7 ноября, когда оппозиционеры переходят все грани. Где, когда это бывало в нашей партии. чтобы кучка членов нашей партии выходила на улицу и в годовщину Октябрьской революции устраивала бы демонстрацию против ЦК, против советской власти!
Прежде чем исключить из партии Зиновьева и Троцкого, президиум ЦКК поставил им требование: отказаться от нелегальных собраний. Только одно требование: отказаться от нелегальных собраний, не требуя роспуска фракции, отказа от взглядов, несовместимых с пребыванием в партии. Выступайте на ячейках, на собраниях, развивайте свою платформу, все, что угодно, только откажитесь от нелегальных собраний.
Таким образом, партия оказалась вынужденной принять то решение, которое она представляет на ваше обсуждение и решение.