May 6th, 2017

Как хорошо жилось крестьянину при царе-батюшке

          Из мемуаров Кривова Тимофея Степановича о жизни в родном селе:
"Избы убогие, низенькие, вросшие в землю по самую соломенную крышу, с одним-двумя крохотными окнами, без печных труб, - курными называли эти избы - отпаливались они соломой или хворостом. Дым выходил наружу в раскрытую дверь. Стены в таких хатах блестели, будто их недавно просмолили, - так глубоко въелась сажа. Полы были сплошь земляные. В зимнее время в избушке держали ягнят и телят. От постоянного дыма у людей болели глаза".



          Насколько хорошо жилось в деревне тем, кто кормился своим трудом, можно продемонстрировать на примере семьи Тимофея Степановича. У его матери, Анны Ивановны, родилось 11 детей, но в живых осталось только четверо: Митрофан, Никита, Акулина и младший - Тимофей.
          Крестьяне страдали от безземелья, были обязаны выплачивать громадные выкупные платежи помещикам, во всякое свободное время приходилось заниматься отхожим промыслом - земля не могла прокормить семью, не то что заплатить выкупные. Старшие братья Тимофея Степановича батрачили смолоду, ни о какой учебе для них не могло быть и речи.

Вернуться к оглавлению

Спасибо татарскому князю и сыну раввина за спасение семьи!

          После внезапного захвата белочехами Уфы (во многом благодаря предательству командующих 2-й армией РККА Яковлеву/Мячину, Махину и Харченко, перешедших на сторону белых) начались аресты в рабочих кварталах, расстрелы и истязания. Захватив Уфу белогвардейцы бросили в тюрьму в качестве заложников семьи видных советских и партийных деятелей: Цюрупы, Брюханова, Кривова и других. Всем им, в том числе детям, грозил расстрел.
          Действия белогвардейцев вызвали протесты даже у находившихся в России иностранных дипломатов ряда стран. "Консульства нейтральных государств (Дания. Швеция, Норвегия, Швейцария, Нидерланды), - телеграфировали дипломаты, - просят заявить кому следует... что подобные действия противоречат международному праву...".
          Между Москвой и Уфой через Самару и другие города по радио начались переговоры. В конце августа - начале сентября шли переговоры с Уфой о месте обмена содержащихся под стражей в Сарапуле уфимских заложников на большевиков и членов их семей, арестованных в Уфе. В Уфе эти переговоры вела находившаяся на свободе сестра Александра Дмитриевича Цюрупы - Нина Цюрупа. Но колчаковцы затягивали дело. Надо было немедленно послать в Уфу верного человека, который спасет обреченных на гибель. Цюрупа предложил Ленину и Свердлову послать Вячеслава Александровича Кугушева, мужа своей сестры Анны.



          Кугушев сразу же принял предложение. 28 ноября 1918 года в Симбирск, в штаб Пятой армии, была послана телеграмма о том, что в Симбирск выезжает уполномоченный Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Кугушев для обмена заложников с Уфой. Предлагалось оказать ему всяческое содействие и выдать надлежащие документы для беспрепятственного переезда через фронт совместно с сопровождающим его гражданином Шубиным.
          В Уфе Кугушеву активно помогал сын раввина, бывший эсер и масон Осип Соломонович Минор.
          Благодаря активным действия Кугушева и Минора семьи большевиков были спасены.

Вернуться к оглавлению